кисть открыта для приветствия

Filed under:  II- кисть философии  by:  admin

admin кисть открыта для приветствия

yur yura жалуем бога предстало в три категории

в категорию дружащих с головой

это аваддон

в категорию способных в боге

это основа верха

в категорию трудящихся в боге

это деепричастие числительного местоимения причастия

о имеющих головы на плечах

кто с головой тот голову увидит

так что

адамом душу я открыл а уж кого приводит бог того встречаю с головой и сам не вам же только древом созерцать

об основе верха

как много жаждущих подняться и столько же падений вниз

ибо

когда адамом ждали вас пророки не находили в вас людей так не дождавшись и слегли пророки все в могилу оставив бога по себе в котором вы не как они а так чтоб вроде как за ними

как

на примере евангелия иисус им настоящим предстаёт а они мол авраама овцы тогда он им резонно замечает как вы за ним когда он мёртв на плоть а я вот жив на бога тогда и те в ответ сказали недолго будешь ты нам жить со своим нам всем противным вот вот пророк продолжил любили б вы все астрономию тогда б любили астрономов а так как вам она противна то и нам недолго светит

вот и

приходиться иудой удавиться чтоб галилеем наслаждаться

о трудящихся

иисус распятый на кресте равно иуда на себе нашедшем древе

так вот

когда иосиф подойдёт тогда и галилей воскреснет в астрономии

иначе же

смысл разговора сводится к сожженью бруно за то что сами погорели

5.1.Х(8),-331-, 6(кисть открыта для приветствия

admin кисть приветствия

yur yura христос  вам тот кто скажет вам ошибки

не правда ли

календарный вам не скажет

иисус вам тот кто скажет вам ваши ошибки

не правда ли

не снят ваш в боге грех

конфуций будда кришна заратустра итэдэ

не правда ли

они коллеги во христе а не противники иисуса

аллах

не правда ли

ни в чём он не ошибся

пророк аллаха  образ перечисленных подобий

не правда ли

силён быть в боге богом хотя и мелок как тот бисер свиньям

5.1.Х(8),-331-, 7(кисть приветствия

admin открыта для

yur yura бог рай открыл ключи доверил

вот так

обучен его курсу менять пунктом его обмена неконвертируемое в нём в конвертируемое по нему

5.1.Х(8),-331-, 8(открыта для

Tags:

8 комментариев to “кисть открыта для приветствия”

  1. yur yura Says:

    http://godaltar.com/index2.php?option=com_ewriting&Itemid=288&no_html=1&func=chapterinfo&chapter=1894&story=224&type=0

  2. yur yura Says:

    Джордано Бруно ДИАЛОГ ПЕРВЫЙ Армесс. Верно. Но что же ты скажешь, если кроме того на вашем пиру, на вашей вечере, окажутся вещи, непригодные ни для салата, ни для пищи, ни для фруктов, ни для обычных кушаний, ни холодные, ни горячие, ни сырые, ни печеные; которые не удовлетворяют аппетита и не утоляют голода, не пригодны ни для здорового, ни для больного и, как оказывается, не вышли ни из рук повара, ни из рук аптекаря. Филотей. Ты увидишь, что и в этом отношении наша вечеря не отличается от любой другой. Так же, как и там, при самом лучшем угощении, или же тебя обожжет какой-нибудь слишком горячий кусок, так что необходимо снова выбросить его наружу или со слезами и плачем заставить его продвигаться по небу, пока не удастся его проглотить при помощи сильного толчка глотки; или у тебя заболит какой-нибудь зуб; или же пострадает твой язык, прикушенный благодаря хлебу; или какой-нибудь камушек поломает тебе зубы и поместится в них, заставляя тебя дышать всем ртом; или какой-нибудь кусок кожи или волос повара пристанет к твоему небу, вызывая у тебя рвоту; или же какая-нибудь рыбья кость остановится в твоем горле, заставляя тебя слегка кашлять; или же застрянет у тебя в глотке какая-нибудь косточка, подвергая тебя опасности задохнуться, – так и на нашем вечере, благодаря общему нашему неудобству, находятся вещи соответствующие и аналогичные этим. Все это происходит из-за прегрешения древнего прародителя Адама, из-за которого развращенная человеческая природа осуждена всегда иметь неприятности присоединенными к приятному.
    yur yura если будете читать кулинарию то так и продолжится ваше отсутствие в его монологе о потреблении в себя ума извне
    то же самое
    и об охоте восходе и прочих образах выражающих подобие предмета разговора и вызывающих требуемые автором ассоциации
    Джордано Бруно ДИАЛОГ ПЕРВЫЙ Армесс. Но знаете ли вы, что не так достойно порицания получать оскорбления, как наносить их. Филотей. Для меня достаточно, что мои могут быть названы воздаянием, другие же были нападением. Армесс. Даже боги могут получать оскорбления, претерпевать клевету и переносить хуления, но хулить, клеветать и оскорблять свойственно людям грубым, низким, ничтожным и преступным. Филотей. Это верно. Однако мы не оскорбляем, но, стремясь к тому, чтобы к полученным неприятностям не присоединялись еще другие, отражаем оскорбления, сделанные не столь нам, сколько пренебрегаемой философии.
    yur yura кто любит остроту тому и пища с пряностями
    а
    кто с изжогой тому совет поменьше острого готовь чтоб не отведать самому
    так вот
    бог предстаёт нашим его сознанием а наше знание его предмета из лучших мнений состоять должно а не из чувства толерантности всё время жертвовать превосходящими мол обижают слабоумных
    вот так
    всем слабоумным дам совет потому и математика что слабоумным в ней не место потому и веры а не бог что сильно умные вам больно умно предстают
    так что
    страдают как всегда иисусы а долбаёбы ваши на коне верховодят обществом мир вам от бога он вам рад
    ага
    как вы ему в его пророках
    Джордано Бруно ДИАЛОГ ПЕРВЫЙ Армесс. Оскорбление было частным, месть – публичной. Филотей. От этого она не становится несправедливой, ибо многие ошибки совершаются частным образом, но по справедливости наказываются публично.
    yur yura вы нам никто сказали астрономам а кто вы сами в астрономии показали астрономы
    вот так и в боге быть должно
    коль вам господь его никто то вы ему есть как преступники
    Джордано Бруно ДИАЛОГ ПЕРВЫЙ Армесс. Но благодаря этому вы подвергаете испытанию свою репутацию и делаете себя более хулимым, чем они, ибо публично будут говорить, что вы нетерпимы, фантастичны, странны и легкомысленны. Филотей. Я не озабочен этим. Лишь бы только они или иные не беспокоили меня, и для того я показываю киническую палку, чтобы они оставили в покое меня с моими делами, и если они не желают меня ласкать, то зато они воздерживаются от совершения надо мной своих беззаконий.
    yur yura есть гавно на территории а есть уборка территории
    так что
    пусть выбирают с двух одно
    а то что
    выбор как всегда не в пользу иуста так лучше к богу возвратиться чем разделять с ними гавно
    Джордано Бруно ДИАЛОГ ПЕРВЫЙ Армесс. Кажется ли вам, что достойно философа прибегать к мести? Филотей. Если бы те, кто меня беспокоит, были Ксантиппой, я был бы Сократом.
    yur yura покажи мне хоть одного собеседника который пострадал в разговоре со мной за достоинство в нём
    не страдают ли
    от меня из за отсутствия такового
    так что
    если обвинять имеющего достоинство дабы выгородить не имеющих его считается в обществе правым делом то пусть оно катится на хуй всем своим множеством
    Джордано Бруно ДИАЛОГ ПЕРВЫЙ Армесс. Разве ты не знаешь, что всем людям подобает быть великодушными и терпеливыми, благодаря чему они уподобляются богам и героям, которые, по мнению одних, мстят поздно, а по мнению других, вовсе не мстят и не гневаются. Филотей. Ты заблуждаешься, думая, что я прибегаю к мести. Армесс. А как же? Филотей. Я прибегаю к исправлению, выполнением которого мы также становимся подобными богам. Ты знаешь, что бедному Вулкану Юпитером было поручено работать также и в праздничные дни; и его несчастная наковальня беспрестанно получала столь многочисленные и столь яростные удары молотков, что не успевал еще один из них подняться, как другой уже опускался, для того чтобы достаточно было справедливых молний, которыми наказываются преступники.
    yur yura согласен
    есть болезнь а есть больные
    но согласитесь
    болезнь должна вызывать отвращение а не любовь а больной жаждать выздоровления а не хронического заболевания
    согласен
    зубы никто не любит лечить
    но согласитесь
    вложение средств и времени в эту сферу деятельности способствовало улучшению оказываемых ею процедур
    так что
    не нравится вкладывайтесь а экономите терпите
    Джордано Бруно ДИАЛОГ ПЕРВЫЙ Армесс. Говорят, что не следует вмешиваться в дела чужой страны. Филотей. А я скажу две вещи: во-первых, что не следует убивать иностранного врача за то, что он пытается прибегнуть к таким способам лечения, каких местные не применяют, а во-вторых, что для истинного философа всякая страна есть родина.
    yur yura не нашей веры и каждому дурню по вере
    видишь
    из за каких дурнев единого бога нет
    так что
    снова таки либо дурни благоденствуют либо промышленность бога в отсутствие таковых
    видишь
    застой в религии потому что люди в ней отсутствуют
    видишь
    устраняемся вами за развитие её вам а сохраняются вами вараввы ваши от которых бога вам не прибавляется но от которых сами им не живёте
    ибо
    жить ошибками предмета астрономии не есть жизнь благоволением предмета астрономии
    Джордано Бруно ДИАЛОГ ПЕРВЫЙ Элитропий. По правде говоря, большинство людей уважает философов еще меньше, чем священников, потому что последние, будучи самого низкого происхождения, все же не довели духовенство до такой степени презрения, до какой довели философию люди, называющие себя философами. Филотей. Восхвалим же по достоинству древность, когда философы были таковы, что выдвигались в законодатели, советники и цари, когда советники и цари возвышались в священники. В наше время большинство священников таково, что их презирают, а вместе с ними презирают и божественные законы. Почти все философы, каких мы видим, таковы, что к ним относятся с презрением, а благодаря им – и к науке. Кроме того, среди них толпа негодяев, подобных бурьяну, своим диким бредом подавляет редкую добродетель и истину, которые доступны немногим.
    yur yura те богу честь не делают те мудрости
    но
    так как бог не там где глупости а там где мудрости вина за состояние его в народе ложится на коллективы мудрость представляющих
    так что
    те в ад идут за глупости свои а те за умности от которых бог лишь в проигрыше
    Джордано Бруно ДИАЛОГ ПЕРВЫЙ Армесс. Но поразмыслим и вернемся снова к вопросу. О вас говорят, Теофил, что в своей «Вечери» вы осуждаете и оскорбляете целый город, целую область, целое государство.
    yur yura выписка из евангелия
    если кто скажет вам что вы пусты и безумны тот подлежит суду то есть разбирательству верно ли он слово божье или клевещет дьявол
    выписка из то же
    как судить будете так и судимы станете примерь иисус то слово а не дьявол а осудившие его не слово но видишь как всё развернулось
    Армесс. Верно, я все прочел, перечитал и хорошо обдумал, и хотя относительно частностей я нахожу вас, не знаю почему, немного несдержанным, но в общем я нахожу ваше поведение безупречным, разумным и скромным. Но все же слухи, распространившиеся о вас, носят неблагоприятный характер, как я вам сейчас говорил. Элитропий. Подобные слухи распространяются из-за низости кое-кого из тех, кто чувствует себя затронутым; они-то из мести, видя, что им недостает собственного разума, учености, одаренности и силы, насколько могут, измышляют обманы, которым могут доверять лишь им подобные, и ищут компании, чтобы упреки, направленные против частных лиц, выдать за оскорбление обществу.
    yur yura сожгли и убедили грех сняли вам в предмете астрономии
    заметь
    распяли и солгали с богом примирились смертью нам надоедавшего

    5.1.Х(8),-269-, 5(джордано бруно диалог первый

  3. yur yura Says:

    Джордано Бруно ДИАЛОГ ВТОРОЙ Теофил. Ибо познание всех зависимых вещей не дает нам знания первого начала и первой причины, а лишь следы, так как все происходит от его воли или благости; последняя является принципом его действия, от которого происходят все следствия. Это же самое может быть усмотрено в искусственных вещах, поскольку тот, кто видит статую, не видит скульптора, кто видит изображение Елены, не видит Апеллеса, но видит следствие действия, которое происходит от блага апеллесовой одаренности; все же это является следствием акциденций и свойств субстанции этого человека, каковой, что касается его абсолютного бытия, нисколько не познан.
    yur yura есть какое то движение есть физика этого движения есть наше понимание этого движения с аспекта физики есть представление физики данного движения предстающее не самой физикой а нашим её сознанием которое явилось в нас отражением её в нас
    вот так и в боге
    не надо путать его святость с нашим её представлением
    ибо
    хорошо если оно она но в многих случаях оно далёко не она
    Джордано Бруно ДИАЛОГ ВТОРОЙ Теофил. Верно, но я не хотел бы, чтобы вы воображали, будто бы я понимаю это так, что в боге имеются акциденции или же что он может быть познан как бы посредством своих акциденций.
    yur yura внутри нас будет божья святость не от пустых занятием не им тем более безумных на него
    как
    на примере физики тогда она оставит след когда вы с нею сложитесь когда ж неверно тогда то разве физика вам наследила
    примерь
    занятья богом это занятья им а все в нём занятия другим разве занятья им
    подобие
    в челах геоцентризм руками астрономия как видим руки лгут на астрономию ибо чело занято разве ею 2.27.13.16
    Джордано Бруно ДИАЛОГ ВТОРОЙ Диксон. Так я и поступлю. Но прежде всего, так как вы обычно говорите причина и начало, то я хотел бы знать, употребляются ли вами эти названия как синонимы. Теофил. Нет. Диксон. Какова же разница между тем и другим термином? Теофил. Я отвечаю, что, называя бога первым началом и первой причиной, мы подразумеваем одну и ту же вещь в различных смыслах; когда же мы называем начала и причины в природе, мы подразумеваем различные вещи с различными смыслами. Мы называем бога первым началом, поскольку все вещи ниже его и следуют согласно известному порядку прежде или позже или же сообразно своей природе, длительности и достоинству. Мы называем бога первой причиной, поскольку все вещи отличны от него как действие от деятеля, произведенная вещь от производящей. И эти два смысла различны, ибо не всякая вещь, которая существует раньше и более достойна, является причиной того, что существует позже и менее достойно, и не всякая вещь, которая является причиной, существует раньше и более достойна той, которая причинена, как это вполне ясно всякому, кто умеет хорошо рассуждать. Диксон. Скажите же, какова разница между причиной и началом в предметах природы?
    yur yura начало это место а причина это имя
    примерь
    если смотреть с позиции физики то увидим физику вопроса
    какая разница между двумя физиками
    а такая смотрим мы с позиции той которая находится внутри нас а видим имя той которая находится вне нас
    заметь
    как физика исходя из собственного я рождает физику согласно собственному я с такими же характеристиками внутреннее существование внешнее проявление
    вот так и в боге
    бог в себе это начало бога а бог всему это уже причина нам

    5.1.Х(8),-268-, 5(джордано бруно диалог второй

  4. yur yura Says:

    Джордано Бруно ДИАЛОГ ТРЕТИЙ Полиинний. Да не будет недоброжелательства в слове; таким путем я с гораздо большим успехом прихожу к познанию самого себя. Гервазий. А как ты меня в этом убедишь? Полиинний. Тем, что от созерцания макрокосма легко, сделав необходимое умозаключение от подобного, прийти к познанию микрокосма, частицы которого соответствуют частям первого. Гервазий. Так что мы найдем внутри нас луну, Меркурия и другие звезды, Францию, Испанию, Италию, Англию, Калькутту и другие страны? Полиинний. Почему нет? По известной аналогии.
    yur yura тогда вы люди боги когда как на примере математики тогда вы люди математика когда из уст ваш математика когда же нет её от уст тогда вы братцы уд ошибочной
    примерь
    богочеловек это не что иное как но уж не то что вы себе на представляли
    Гервазий. По известной аналогии я думаю, что вы великий монарх. Если бы вы были хоть женщиной, я спросил бы, нельзя ли в вас поместить какого-нибудь парнишку или одно из тех растений, о которых говорит Диоген. Полиинний. Ах, ах! Это некоторым образом забавно. Но это положение не подходит к мудрецу и эрудиту. Гервазий. Если бы я был эрудитом и считал себя мудрецом, я не видел бы, чему учиться вместе с вами. Полиинний. Вы – да
    yur yura какую мудрость внутрь положите с того что видите вокруг об этом речь у мудрецов тогда как умники ищут подвох нельзя с того в себя вместить ну да была бы мудрость к ней приложится
    а так как нет — на что ложиться?

    5.1.Х(8),-268-, 6(джордано бруно диалог третий

  5. yur yura Says:

    Джордано Бруно ДИАЛОГ ЧЕТВЕРТЫЙ Полиинний. Поэтому божественно сказал лирический поэт: Поверьте, Пизоны, лучше всего жить безбрачно. И если ты хочешь знать основание этому, обратись к философу Секунду. Женщина, говорит он, есть помеха покою, непрерывный вред, ежедневная война, тюрьма жизни, буря в доме, кораблекрушение человека. Прекрасно подтвердил это тот бискаец, который, будучи взволнован и разгневан ужасной судьбой и неистовством моря, обратившись к волнам с суровым и гневным взором, сказал: О море, море, если бы я мог тебя женить, желая указать, что женщина есть буря из бурь. Поэтому Протагор на вопрос, почему он отдал дочь своему врагу, ответил, что не мог сделать ему ничего хуже, как дать ему жену. Кроме того мои слова подтверждаются поступком одного француза, человека достойного, который, получив как и все другие, переносившие опаснейшую морскую бурю, приказ от Чикала, капитана корабля, выбросить наиболее тяжелые вещи в море, бросил туда прежде всего свою жену.
    yur yura внутри нас то
    что взяли мы тем наслаждаться
    внутри нас то
    что нам рождает с нас себя
    внутри нас то
    что поднимает нам желанье
    внутри нас то
    что возбуждает нас тем жить
    так что
    вне нас конечно жёны тоже но те которые внутри нас нам смотри как строят нам очаг то в голову врагу проникнут то усмирят стихию то и самим указ
    вот где проблемы начинаются
    когда самим быть руководством ибо господь нам каждому по мере нас самих
    так что
    красавицы не обижайтесь на джордано за то что вами мыслил не о вас
    ибо
    вначале главное в себе дабы собой заняться главным
    как
    на примере соломона и строил бога он вначале а после приступил и к собственным хоромам

    5.1.Х(8),-266-, 4(джордано бруно диалог четвёртый

  6. yur yura Says:

    Джордано Бруно ДИАЛОГ ПЯТЫЙ Теофил. Итак, вселенная едина, бесконечна, неподвижна. Едина, говорю я, абсолютная возможность, едина действительность, едина форма, или душа. едина материя или тело, едина вещь, едино сущее, едино величайшее и наилучшее. Она никоим образом не может быть охвачена и поэтому неисчислима и беспредельна, а тем самым бесконечна и безгранична и, следовательно, неподвижна. Она не движется в пространстве, ибо ничего не имеет вне себя, куда бы могла переместиться, ввиду того, что она является всем. Она не рождается, ибо нет другого бытия, которого она могла бы желать и ожидать, так как она обладает всем бытием. Она не уничтожается, ибо нет другой вещи, в которую она могла бы превратиться, так как она является всякой вещью. Она не может уменьшиться или увеличиться, так как она бесконечна. Как ничего нельзя к ней прибавить, так ничего нельзя от нее отнять, потому что бесконечное не имеет частей, с чем-либо соизмеримых. Она не изменяется в другое расположение, ибо не имеет ничего внешнего, от чего бы могла что-либо потерпеть и благодаря чему пришла бы в возбужденное состояние.
    yur yura о единстве
    ни одно законодательство естествознания не противоречит какому либо другому а это свидетельство совокупности а не разрозненности
    о бесконечности
    ничто в природе не ограждено завершённостью природы но всему предоставлено развитие себя в ней а это свидетельство некоего положенья дел при котором дело можно продолжить другим иже конец одного начало другого
    о неподвижности
    как бы не старалось что либо оно никуда не денется от уже существующего и как бы не старалось что либо оно ниоткуда не возьмётся в уже существующем закон сохранения энергии а это свидетельствует о соблюдении установившегося единого и бесконечного порядка а не об изменениях и переходах в другие несогласные с ними и выходящие за их пределы
    об абсолютной возможности
    в и этих бескрайних просторах божьего существования вы не можете найти себе пристанища в боге но постоянно сбиваетесь к несуществующему в нём и им нда это свидетельствует только об одном не записаны вы в него изначально
    о действительности
    быть в боге пусто вот вами ноль в законе сохранения то есть а сохранять то вами нечего чтобы беречь вас богу у себя в уме а быть безумно вот вами по закону преступление то есть выходящее с его системы сохранения в иную в преисподнюю
    о форме
    душа тогда имеет форму бога когда бог есть в душе в меру себя а не её как на примере математики тогда душа принадлежит к её сообществу когда решать умеет ею а не своим без всякого её заметь ах вы уже оформились в него и все дальнейшие ещё вам не пристало больше знать ну ну
    о материи
    тело но исходя из предыдущего довольно иду иудой удавиться не надо обществу тут знать ибо уже оно тут бог

    5.1.Х(8),-266-, 5(джордано бруно диалог пятый

  7. yur yura Says:

    http://www.apologia.ru/Bruno.html За что сожгли Джордано Бруно

    Несмотря на то, что представление о религии как об «опиуме для народа» уже не современно и не актуально, многие ветхие воззрения не меняются и продолжают кочевать из поколения в поколение. Одно из таких представлений – борьба религии с наукой «не на живот, а на смерть». Сторонники подобного взгляда привычно козыряют известными именами: Коперник, Галилей, Бруно. Самое поразительное, что мифы об этих «мучениках науки» настолько прочно вошли в бытовое сознание, что иной раз кажется – никак их не искоренишь. Времена меняются, история подвергается пристальному и скрупулезному анализу, однако защитники якобы обиженных христианством ученых продолжают обвинять «проклятых церковников» в уничтожении науки. Причина живучести этих мифов – тема для отдельного серьезного разговора с привлечением как историков и культурологов, так и психологов и социологов. Цель же наших публикаций несколько иная – попытаться разобраться, во-первых, а что же в действительности произошло и, во-вторых, насколько произошедшее имеет отношение к конфликту религии и науки, если таковой вообще возможен. О Галилее мы рассказывали во втором номере нашего журнала за этот год. Сегодня речь пойдет о Джордано Бруно.

    Начну с констатации факта: Джордано Бруно (1548-1600) – на самом деле пострадал от рук инквизиторов. 17 февраля 1600 года мыслитель был сожжен на Площади цветов в Риме. При любых интерпретациях и трактовках событий факт всегда остается фактом: инквизиция приговорила Бруно к смерти и привела приговор в исполнение. Подобный шаг вряд ли возможно оправдать с точки зрения евангельской морали. Поэтому смерть Бруно навсегда останется прискорбным событием в истории католического Запада. Вопрос в другом. За что пострадал Джордано Бруно? Сложившийся стереотип мученика науки не позволяет даже задуматься над ответом. Как за что? Естественно, за свои научные взгляды! Однако на поверку такой ответ оказывается по меньшей мере поверхностным. А по сути – просто неверным.

    ГИПОТЕЗЫ ИЗМЫШЛЯЮ!

    Как мыслитель, Джордано Бруно, безусловно оказал большое влияние на развитие философской традиции своего времени и – косвенным образом – на развитие науки Нового времени, прежде всего как продолжатель идей Николая Кузанского, подрывавших физику и космологию Аристотеля. При этом сам Бруно не был ни физиком, ни астрономом. Идеи итальянского мыслителя нельзя назвать научными не только с позиций современного знания, но и по меркам науки XVI века. Бруно не занимался научными исследованиями в том смысле, в каком ими занимались те, кто действительно создавал науку того времени: Коперник, Галилей, а позже Ньютон. Имя же Бруно известно сегодня прежде всего из-за трагического финала его жизни. При этом можно со всей ответственностью заявить, что Бруно пострадал не за свои научные взгляды и открытия. Просто потому, что… у него их не было!

    Бруно был религиозным философом, а не ученым. Естественно-научные открытия интересовали его в первую очередь как подкрепление его взглядов на совсем не научные вопросы: смысл жизни, смысл существования Вселенной и т.д.

    Конечно, в эпоху становления науки эта разница (ученый или философ) была не столь очевидна, как сейчас. Вскоре после Бруно один из основоположников современной науки, Исаак Ньютон, определит эту границу так: «Гипотез не измышляю!» (т.е. все мои мысли подтверждены фактами и отражают объективный мир). Бруно «измышлял гипотезы». Собственно, больше ничем он и не занимался.

    Начнем с того, что Бруно с отвращением относился к известным ему и использовавшимся учеными того времени диалектическим методам: схоластическому и математическому. Что же он предлагал взамен? Своим мыслям Бруно предпочитал придавать не строгую форму научных трактатов, но поэтическую форму и образность, а также риторическую красочность. Кроме того, Бруно был сторонником так называемого луллиева искусства связывания мыслей – комбинаторной техники, которая заключалась в моделировании логических операций с использованием символических обозначений (по имени средневекового испанского поэта и богослова Раймунда Луллия). Мнемоника помогала Бруно запоминать важные образы, которые он мысленно размещал в структуре космоса и которые должны были помочь ему овладеть божественной силой и постичь внутренний порядок Вселенной. Самой точной и самой жизненной наукой для Бруно была… магия! Критериями его методологии оказываются стихотворный размер и луллиево искусство, а философия Бруно представляет собой своеобразное сочетание литературных мотивов и философских рассуждений, нередко слабо связанных между собой. Поэтому неудивительно, что Галилео Галилей, который, подобно многим своим современникам, признавал выдающиеся способности Бруно, никогда не считал его ученым, и тем более астрономом. И всячески избегал даже упоминания его имени в своих работах.

    Принято считать, что воззрения Бруно были продолжением и развитием идей Коперника. Однако факты свидетельствуют о том, что знакомство Бруно с учением Коперника было весьма поверхностным, а в толковании трудов польского ученого ноланец допускал весьма грубые ошибки. Безусловно, гелиоцентризм Коперника оказал большое влияние на Бруно, на формирование его взглядов. Однако он легко и смело интерпретировал идеи Коперника, облекая свои мысли, как уже говорилось, в определенную поэтическую форму. Бруно утверждал, что Вселенная бесконечна и существует вечно, что в ней находится бесчисленное количество миров, каждый из которых по своему строению напоминает коперниковскую Солнечную систему.

    Бруно пошел гораздо дальше Коперника, который проявлял здесь чрезвычайную осторожность и отказывался рассматривать вопрос о бесконечности Вселенной. Правда, смелость Бруно была основана не на научном подтверждении его идей, а на оккультно-магическом мировоззрении, которое сформировалось у него под влиянием популярных в то время идей герметизма. Герметизм в частности предполагал обожествление не только человека, но и мира, поэтому мировоззрение самого Бруно часто характеризуют как пантеистическое (пантеизм – религиозное учение, в котором обожествляется материальный мир). Приведу лишь две цитаты из герметических текстов: «Дерзнем сказать, что человек есть смертный Бог и что Бог небесный есть бессмертный человек. Таким образом, все вещи управляются миром и человеком», «Господин вечности есть первый Бог, мир – второй, человек – третий. Бог, творец мира и всего, что он в себе заключает, управляет всем этим целым и подчиняет его управлению человека. Этот последний превращает все в предмет своей деятельности». Как говорится, без комментариев.

    Таким образом, Бруно нельзя назвать не только ученым, но даже и популяризатором учения Коперника. С точки зрения собственно науки, Бруно скоре компрометировал идеи Коперника, пытаясь выразить их на языке магических суеверий. Это неизбежно приводило к искажению самой идеи и уничтожало ее научное содержание и научную ценность.

    Современные историки науки полагают, что в сравнении с интеллектуальными экзерсисами Бруно не только система Птолемея, но и средневековый схоластический аристотелизм могут считаться эталонами научного рационализма. У Бруно не было никаких собственно научных результатов, а его аргументы «в пользу Коперника» были лишь набором бессмыслиц, которые в первую очередь демонстрировали невежество автора.

    БОГ И ВСЕЛЕННАЯ – «БЛИЗНЕЦЫ БРАТЬЯ»?

    Итак, Бруно не был ученым, и поэтому ему никак нельзя было предъявить те обвинения, которые, например, были предъявлены Галилею. За что же тогда сожгли Бруно? Ответ кроется в его религиозных воззрениях. В своей идее о бесконечности Вселенной Бруно обожествлял мир, наделял природу божественными свойствами. Такое представление о Вселенной фактически отвергало христианскую идею Бога, сотворившего мир ex nihilo (из ничего – лат.)

    Согласно христианским воззрениям, Бог, будучи абсолютным и несотворенным Бытием, не подчиняется созданным Им законам пространства-времени, а сотворенная Вселенная не обладает абсолютными характеристиками Творца. Когда христиане говорят, «Бог Вечен», это значит не то, что Он «не умрет», а то, что Он не подчиняется законам времени, Он – вне времени. Взгляды Бруно приводили к тому, что в его философии Бог растворялся во Вселенной, между Творцом и творением стирались границы, уничтожалась принципиальная разница. Бог в учении Бруно, в отличие от христианства, переставал быть Личностью, отчего и человек становился лишь песчинкой мира, подобно тому, как сам земной мир был лишь песчинкой в бруновском «множестве миров».

    Учение о Боге как о Личности было принципиально важным и для христианского учения о человеке: человек есть личность, так как сотворен по образу и подобию Личности – Творца. Творение мира и человека есть свободный акт Божественной Любви. Бруно, правда, тоже говорит о любви, но у него она теряет личностный характер и превращается в холодное космическое устремление. Эти обстоятельства значительно осложнялись увлечением Бруно оккультными и герметическими учениями: ноланец не только активно интересовался магией, но и, судя по всему, не менее активно практиковал «магическое искусство». Кроме того, Бруно отстаивал идею переселения душ (душа способна путешествовать не только из тела в тело, но и из одного мира в другой), подвергал сомнению смысл и истинность христианских таинств (прежде всего таинства Причастия), иронизировал над идеей рождения Богочеловека от Девы и т.д. Все это не могло не привести к конфликту с католической Церковью.

    «Герметизм – магико-оккультное учение, восходящее, согласно его адептам, к полумифической фигуре египетского жреца и мага Гермеса Трисмегиста, чье имя мы встречаем в эпоху господства религиозно-философского синкретизма первых веков новой эры, и излагавшееся в так называемом «Герметическом корпусе»… Кроме того, герметизм располагал обширной астрологической, алхимической и магической литературой, которая по традиции приписывалась Гермесу Трисмегисту, выступавшему как основатель религии, провозвестник и спаситель в эзотерических герметических кружках и гностических сектах… Главное, что отличало эзотерически-оккультные учения от христианской теологии… – убежденность в божественной – нетварной – сущности человека и вера в том, что существуют магические средства очищения человека, которые возвращают его к состоянию невинности, каким обладал Адам до грехопадения. Очистившись от греховной скверны, человек становится вторым Богом. Без всякой помощи и содействия свыше он может управлять силами природы и, таким образом, исполнить завет, данный ему Богом до изгнания из рая.» Гайденко П.П. Христианство и генезис новоевропейского естествознания // Философско-религиозные истоки науки. М.: Мартис, 1997. С. 57.

    ПОЧЕМУ ИНКВИЗИТОРЫ БОЯЛИСЬ ПРИГОВОРА

    Из всего этого с неизбежностью следует, что, во-первых, взгляды Джордано Бруно нельзя охарактеризовать как научные. Поэтому в его конфликте с Римом не было и не могло быть борьбы религии с наукой. Во-вторых, мировоззренческие основания философии Бруно были весьма далеки от христианских. Для Церкви он был еретиком, а еретиков в то время сжигали.

    Современному толерантному сознанию кажется весьма странным, что человека отправляют на костер за то, что он обожествляет природу и практикует магию. В любом современном бульварном издании публикуются десятки объявлений о порче, привороте и т.д. Бруно жил в другое время: в эпоху религиозных войн. Еретики во времена Бруно не были безобидными мыслителями «не от мира сего», которых проклятые инквизиторы сжигали почем зря. Шла борьба. Борьба не просто за власть, а борьба за смысл жизни, за смысл мира, за мировоззрение, которое утверждалось не только пером, но и мечом. И если власть захватили бы, например, те, кому ближе были взгляды ноланца, костры, скорее всего, продолжали бы пылать, как пылали они в XVI веке в Женеве, где протестанты-кальвинисты сжигали католиков-инквизиторов. Все это, безусловно, не приближает эпоху охоты на ведьм к жизни по Евангелию.

    К сожалению, полный текст приговора с обвинениями Бруно не сохранился. Из дошедших до нас документов и свидетельств современников следует, что те коперникианские идеи, которые по-своему выражал Бруно и которые также были включены в число обвинений, не делали погоды в инквизиторском расследовании. Несмотря на запрет на идеи Коперника, его взгляды, в строгом смысле слова, никогда не являлись для католической Церкви еретическими (что, кстати сказать, через тридцать с небольшим лет после смерти Бруно во многом предопределило и довольно мягкий приговор Галилео Галилею). Все это лишний раз подтверждает основной тезис этой статьи: Бруно не был и не мог быть казнен за научные взгляды.

    Некоторые из воззрений Бруно в том или ином виде были свойственны и многим его современникам, однако на костер инквизиция отправила лишь упрямого ноланца. Что стало причиной такого приговора? Скорее всего, стоит вести речь о целом ряде причин, заставивших инквизицию принять крайние меры. Не стоит забывать, что расследование дела Бруно продолжалось 8 лет. Инквизиторы пытались подробнейшим образом разобраться в воззрениях Бруно, тщательно изучая его труды. И, судя по всему, признавая уникальность личности мыслителя, искренне хотели, чтобы Бруно отрекся от своих антихристианских, оккультных взглядов. И склоняли его к покаянию в течение всех восьми лет. Поэтому известные слова Бруно о том, что инквизиторы с большим страхом выносят ему приговор, чем он выслушивает его, можно понимать и как явное нежелание Римского престола этот приговор выносить. Согласно свидетельству очевидцев, судьи действительно были удручены своим приговором больше, чем ноланец. Однако упорство Бруно, отказывавшегося признавать выдвинутые против него обвинения и, следовательно, отрекаться от каких-либо своих взглядов, фактически не оставляли ему никаких шансов на помилование.

    Коренным отличием позиции Бруно от тех мыслителей, которые также входили в конфликт с Церковью, были его сознательные антихристианские и антицерковные взгляды. Бруно судили не как ученого-мыслителя, а как беглого монаха и отступника от веры. Материалы по делу Бруно рисуют портрет не безобидного философа, но сознательного и активного врага Церкви. Если тот же Галилей никогда не стоял перед выбором: Церковь или собственные научные взгляды, то Бруно свой выбор сделал. А выбирать ему пришлось между церковным учением о мире, Боге и человеке и собственными религиозно-философскими построениями, которые он называл «героическим энтузиазмом» и «философией рассвета». Будь Бруно больше ученым, чем «свободным философом», он мог бы избежать проблем с Римским престолом. Именно точное естествознание требовало при изучении природы опираться не на поэтическое вдохновение и магические таинства, а на жесткие рациональные построения. Однако Бруно менее всего был склонен к последним. По мнению выдающегося российского мыслителя А.Ф.Лосева, многие ученые и философы того времени в подобных ситуациях предпочитали каяться не из-за страха пыток, но потому, что их пугал разрыв с церковной традицией, разрыв с Христом. Бруно во время процесса не боялся потерять Христа, так как эта потеря в его сердце, судя по всему, произошла гораздо раньше…

  8. yur yura Says:

    католиками-мирянами Джордано Бруно (1548-1600) – на самом деле пострадал от рук инквизиторов
    yur yura а
    церковь божья к этому не имела никакого отношения
    ибо
    она в это время занималась более важными делами чем участвовать в каких то там инквизициях
    заметь
    заполонивших кого только не полонивших
    католиками-мирянами Подобный шаг вряд ли возможно оправдать с точки зрения евангельской морали. Поэтому смерть Бруно навсегда останется прискорбным событием в истории католического Запада.
    yur yura вот именно с точки евангельской морали и оправдывается смерть бруно
    примерь
    человек на грехи указывал в предмете бога то есть попытки делал снять грехи его ж за это согласно схеме евангелия
    заметь
    любовь к христовым признакам и действиям
    католиками-мирянами Как мыслитель, Джордано Бруно, безусловно оказал большое влияние на развитие философской традиции своего времени и – косвенным образом – на развитие науки Нового времени, прежде всего как продолжатель идей Николая Кузанского, подрывавших физику и космологию Аристотеля.
    yur yura никто никого не подрывал
    ибо
    аристотель говорил так когда вокруг вас вращается авторитет он вам проверку совершает так что напрашивается вывод как продолжил бруно вращайтесь вы вокруг него дабы не совершать при нём ошибок
    ещё раз
    всё есть согласно физики то есть она в оси вы на орбите но ваши творчества её ось ей самой вот так она и на орбите установиться осью в том
    католиками-мирянами При этом сам Бруно не был ни физиком, ни астрономом.
    yur yura а значит с уст его не физика и астрономия а на их образе предмет его разговора
    католиками-мирянами При этом можно со всей ответственностью заявить, что Бруно пострадал не за свои научные взгляды и открытия. Просто потому, что… у него их не было!
    yur yura предметом же его разговора был бог в котором отказались и отказываются видеть бога
    католиками-мирянами Бруно был религиозным философом, а не ученым. Естественно-научные открытия интересовали его в первую очередь как подкрепление его взглядов на совсем не научные вопросы: смысл жизни, смысл существования Вселенной и т.д.
    yur yura вот и выходит
    хуйнёй он занимался никому ненужной
    вот и выходите
    нет смысла в ваших жизнях нет смысла вам от естества всего нет итэпэ
    католиками-мирянами Конечно, в эпоху становления науки эта разница (ученый или философ) была не столь очевидна, как сейчас. Вскоре после Бруно один из основоположников современной науки, Исаак Ньютон, определит эту границу так: «Гипотез не измышляю!» (т.е. все мои мысли подтверждены фактами и отражают объективный мир). Бруно «измышлял гипотезы». Собственно, больше ничем он и не занимался.
    yur yura иисус кем был учёным мужем нет а чем он занимался болтовнёй
    такая вот реальность двух одно и то же дело одна и та же их оценка одни и те же их участники
    как
    есть сценарий есть роли по сценарию есть роль на сцене тем иным лицом
    католиками-мирянами Начнем с того, что Бруно с отвращением относился к известным ему и использовавшимся учеными того времени диалектическим методам: схоластическому и математическому. Что же он предлагал взамен? Своим мыслям Бруно предпочитал придавать не строгую форму научных трактатов, но поэтическую форму и образность, а также риторическую красочность.
    yur yura смотри
    на евангелие как на форму образность и красочность
    видишь
    оказывается это грех подачи информации
    а что платон нам скажет
    мудрость подаётся либо путём рассуждения либо образа
    так что
    эти два способа не противоречат друг другу и идут рука об руку а не вызывают отвращение друг у друга
    католиками-мирянами Кроме того, Бруно был сторонником так называемого луллиева искусства связывания мыслей – комбинаторной техники, которая заключалась в моделировании логических операций с использованием символических обозначений (по имени средневекового испанского поэта и богослова Раймунда Луллия). Мнемоника помогала Бруно запоминать важные образы, которые он мысленно размещал в структуре космоса и которые должны были помочь ему овладеть божественной силой и постичь внутренний порядок Вселенной.
    yur yura выписка из логики которую пренебрегают миряне
    используют образное мышление с целью вызвать у собеседника ассоциативное
    так что
    не ему постичь помогает а вам то в помощь хотя уже и бог вам не поможет
    ибо
    благо для вас не узнать как правильно а подать как выгодно
    заметь
    в каждой строке опускают невиновного дабы выгородить виновных
    ибо
    те им ближе а не тот 2.27.11.10
    католиками-мирянами Самой точной и самой жизненной наукой для Бруно была… магия
    yur yura ага
    приготовление золота из гавна вашего
    собственно
    и меня в этом обвинить можно видишь сколько сырья у меня для производства бога из него
    католиками-мирянами Критериями его методологии оказываются стихотворный размер и луллиево искусство, а философия Бруно представляет собой своеобразное сочетание литературных мотивов и философских рассуждений, нередко слабо связанных между собой. Поэтому неудивительно, что Галилео Галилей, который, подобно многим своим современникам, признавал выдающиеся способности Бруно, никогда не считал его ученым, и тем более астрономом. И всячески избегал даже упоминания его имени в своих работах.
    yur yura астроном говорит астрономию физик говорит физику пророк говорит рок священник говорит либо бога либо ошибается в нём как на примере тех же астрономии и физики
    так вот
    галилей потому и галилей что различал и не связывал в производство астрономии производство образной подачи информации
    вот так
    чего не скажешь о самих связали несвязуемое и обвинили в несуразности того кто в том не принимал участия
    католиками-мирянами Бруно утверждал, что Вселенная бесконечна и существует вечно, что в ней находится бесчисленное количество миров, каждый из которых по своему строению напоминает коперниковскую Солнечную систему.
    yur yura да он вас просто пожалел а я вот так скажу кому то мир всегда широк кому то узок как всегда

    5.1.Х(8),-265-, 5(джордано бруно